Принимая задаток для участия в торгах по продаже имущества должника в деле о банкротстве, управляющий не должен тратить эти деньги до того, как победитель торгов заключит договор купли-продажи имущества, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ, опубликованного в картотеке арбитражных дел.

Управляющий обязан создать все условия для возврата задатка в предусмотренных законом случаях, иной подход неоправданно увеличивает имущественные риски участников торгов по возврату задатка, а значит, уменьшает привлекательность торгов, указал ВС.

В июне 2008 года Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа признал ЗАО «Анзор-Моторс» банкротом и открыл конкурсное производство (Дело № А81-4707/2007). В октябре 2009 года ООО «Ареал» перечислило «Анзор-Моторс» 900 тыс. рублей для участия в торгах по продаже его имущества. Конкурсный управляющий Надежда Неустроева сняла эти средства по чеку на погашение текущих расходов. 7 декабря 2009 года «Ареал» признали победителем торгов.

Однако затем суды признали действия Н.Неустроевой по организации торгов незаконными, отметив, что она выставила на торги имущество по цене ниже допустимой и нарушила срок публикации сообщения о торгах. Сами торги были признаны недействительными. Договор купли-продажи имущества должника по результатам торгов заключен не был, задаток «Ареалу» не вернули, так как денег на счету должника не было.

В 2012 году Арбитражный суд Тюменской области взыскал с «Анзор-Моторс» 976 тыс. рублей неосновательного обогащения и проценты в пользу «Ареала». Для исполнения этого решения «Ареал» направил в банк исполнительные листы, однако в письме от 26 января 2015 банк сообщил компании, что потерял их.

3 марта 2015 года Арбитражный суд Ямало-Ненецкого АО завершил конкурсное производство. 20 сентября 2016 года «Ареал» обратился в суд и потребовал солидарно взыскать с Н.Неустровой и сменившим ее управляющим 1,3 млн рублей. В марте 2017 года Арбитражный суд Краснодарского полностью удовлетворил иск к Н.Неустроевой, усмотрев в ее действиях недобросовестность, а по претензиям к другим соответчикам отказал.

Апелляция и кассация отменили это решение по безусловным основаниям, привлекли к участию в деле СРО арбитражных управляющих и страховые организации, в удовлетворении иска полностью отказали. Суды посчитали, что в действиях Н.Неустроевой по расходованию задатка нет признаков противоправности. Они также посчитали, что срок исковой давности истек (начался с момента признания торгов недействительными), а заявитель знал, что у должника нет средств. Что касается претензий к другим управляющим, то когда они исполняли эти обязанности, то, по мнению судов, не причинили убытков «Ареалу», так как в это время у должника не было ни денег, ни активов.

«Ареал» оспорил эти решения в Верховном суде, указав, что обязанность возврата задатка установлена статьей 448 ГК РФ, а законодательство о банкротстве не содержит изъятий из общего правила; порядок учета денежных средств на счетах должника также не может ему противоречить. По мнению «Ареала, неправомерность действий Н.Неустроевой выразилась в том, что она потратила задаток до заключения договора по результатам торгов, причем исключительно на собственное вознаграждение и вознаграждение привлеченным лицам. Кроме того, «Ареал» также указал, что срок исковой давности исчисляется с даты завершения конкурсного производства, поскольку до этого момента еще была возможность вернуть задаток за счет должника.

Конкурсный управляющий должен продать имущество должника по правилам закона о банкротстве (на открытых торгах), а полученные деньги включить в состав имущества должника, отметил Верховный суд. Обязательства участника торгов обеспечиваются задатком, который засчитывается в счет исполнения обязательств победителя торгов по заключенному с ним договору, либо остается у должника в случае отказа или уклонения победителя торгов от подписания этого договора; в иных случаях задаток нужно вернуть, говорится в определении.

Суды не увидели в действиях Н.Неустроевой нарушения закона, отметив, что правовое регулирование проведения торгов не обязывало ее каким-либо образом обособлять сумму задатка и не ограничивало возможности по расходу этих средств. Между тем, действуя разумно добросовестно, то есть в соответствии со ст. 24 Закона о банкротстве, Н.Неустроева должна была обеспечить возможность возврата задатка участникам торгов в предусмотренных законом случаях; а иной подход неоправданно увеличил имущественные риски участников торгов по возврату задатка и тем самым уменьшал привлекательность торгов, указал ВС.

«Это не отвечало ни интересам потенциальных покупателей, снижая их число, ни интересам должника и кредиторов по продаже имущества по наиболее высокой цене за счет конкуренции возможно большего количества покупателей. Следовательно, он не может быть признан разумным и добросовестным», — отметил Верховный суд. Суды не учли, что явные нарушения, допущенные Н.Неустроевой на торгах, о которых она не могла не знать, влекли высокую вероятность их оспаривания, признания недействительными и, как следствие, необходимость возврата задатка, говорится в определении.

Тем не менее, Н.Неустроева израсходовала задаток сразу же после его получения на выплату вознаграждения себе и привлеченным лицам, в суде этот довод «Ареала» не был опровергнут. Подобное распоряжение задатком нужно рассматривать в совокупности с действиями по организации торгов, незаконность которых признана судом, указал ВС.

ВС также не согласился с тем, как суды оценили срок исковой давности. «В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (далее — потерпевшего). Следовательно, исковая давность не может течь до появления у потерпевшего права на иск, а право на иск не возникает ранее момента, в который истец должен был узнать о нарушении ответчиком защищаемого этим иском права. Появление у потерпевшего права на иск закон связывает с реальной или потенциальной осведомленностью этого лица о нарушении своего права. С этого момента по общему правилу начинает течь срок исковой давности», — пояснил ВС. По его мнению, до того момента, пока должник мог исполнить обязательство по возврату задатка, состав правонарушения Н.Неустроевой по отношению к «Ареалу» отсутствовал.

По требованию «Ареала» к Н.Неустроевой исковая давность исчисляется с момента, когда «Ареал» получил реальную возможность узнать о том, что должник не сможет вернуть задаток. «Ареал» верно указал, что, не являясь ни конкурсным кредитором, ни иным лицом, участвовавшим в деле о банкротстве, о наличии убытков узнал лишь с завершением конкурсного производства, пояснил ВС.

Верховный суд отменил решения судов и вернул дело в суд апелляционной инстанции.

 

Использованы материалы новостной ленты «Интерфакс»