Ответственность за причинение вреда в деле о банкротстве возникает с момента его причинения независимо от того, когда размер вреда будет оценен или когда вступит в силу судебное решение, подтверждающее субсидиарную ответственность бывших руководителей должника, пояснил Верховный суд (ВС) РФ. Специальные правила привлечения экс-руководителей к субсидиарной ответственности относятся к порядку расчета и возмещения вреда, но никак не влияют на дату возникновения обязанности причинителя вреда компенсировать его потерпевшему, указал ВС РФ.
Арбитражный суд Москвы 18 июня 2012 года признал ООО «ВеГа-Риэлти» банкротом, открыл конкурсное производство, утвердил управляющего и обязал руководителя компании Гуланду Дубровину в течение трех дней передать тому бухгалтерскую и иную документацию, печати, штампы, материальные и иные ценности.
25 июня 2015 года управляющий обратился в суд, чтобы привлечь Г.Дубровину к субсидиарной ответственности. По его словам, Г.Дубровина не передала ему все необходимые документы, что не позволило ему должным образом осуществлять действия по формированию конкурсной массы. 1 декабря 2015 года Арбитражный суд Московской области возбудил дело о банкротстве Г.Дубровиной, а 30 июня 2016 года ввел процедуру банкротства — реализацию имущества.
15 декабря 2016 года Арбитражный суд Москвы привлек Г.Дубровину к субсидиарной ответственности на 61,7 млн рублей по делу о банкротстве ООО «ВеГа-Риэлти». Суд исходил из доказанности вины бывшего руководителя в непередаче управляющему документов бухучета и отчетности, отсутствие которых препятствовало ему в формировании конкурсной массы. Это решение устояло в апелляции.
Основываясь на этих судебных актах, управляющий 14 марта 2017 года обратился в суд в рамках дела о банкротстве Г.Дубровиной, чтобы включить в реестр требований ее кредиторов долг на 61,7 млн рублей. Однако суды всех трех инстанций приостановили производство по этому заявлению.
Суды объяснили это тем, что обязательство по выплате задолженности является текущим платежом, так как дело о банкротстве Г.Дубровиной возбуждено 1 декабря 2015 года, а обязательство возникло в момент вступления в законную силу судебного акта о ее привлечении к субсидиарной ответственности, то есть 2 марта 2017 года. Правила исчисления момента наступления субсидиарной ответственности руководителя отличны от правил определения даты события, с которым связывается причинение руководителем убытков должнику, указали суды.
В кассационной жалобе в Верховный суд конкурсный кредитор Г.Дубровиной Сергей Щербина просил отменить эти акты и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Его доводы сводились к тому, что ответственность, предусмотренная ст. 10 закона о банкротстве, является разновидностью гражданско-правовой ответственности, выражающейся в возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов. При ее применении должны учитываться общие нормы об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.
По его мнению, Г.Дубровина как бывший руководитель ООО «ВеГа-Риэлти» причинила вред своим бездействием до того, как в отношении нее было возбуждено дело о банкротстве, следовательно, ее обязательства являются реестровыми.
Разногласия участников этого дела сводились к решению вопроса о том, с какого момента у бывшего руководителя, привлеченного к субсидиарной ответственности, возникло обязательство по компенсации вреда, отметил Верховный суд.
Учитывая период спорных отношений, к ним применимы нормы ст. 10 закона о банкротстве, действовавшей в редакции от 28 апреля 2009 года (№ 73-ФЗ). Эта статья обязывала руководителя должника, нарушившего положения действовавшего законодательства, возместить вред, причиненный кредиторам; ответственность была гражданско-правовой, и при ее применении нужно было учитывать общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса, отметил ВС РФ.
По общему правилу, ответственность за причинение вреда возникает с момента его причинения вне зависимости от того, в какие сроки состоится исчисление размера вреда или вступит в законную силу судебное решение, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника. Это правило применимо для квалификации платежей как текущих, так и реестровых, говорится в определении. Закрепленные в ст. 10 закона о банкротстве специальные правила привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности относятся к порядку расчета и возмещения вреда, но никак не влияют на дату возникновения обязанности причинителя вреда компенсировать его потерпевшему, указал ВС РФ.
Правонарушение, за которое Г.Дубровина привлечена к субсидиарной ответственности, во всяком случае окончено до возбуждения дела о ее банкротстве. Соответственно, и ее обязательство по возмещению вреда возникло в тот же период, а судебные акты лишь подтверждают факт правонарушения и его размер, пояснил Верховный суд. В связи с этим оснований для квалификации взысканной с Г.Дубровиной суммы как текущего платежа нет.
Верховный суд отменил решения судов и вернул дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»