Пока законодатели спорят о целесообразности правового регулирования криптовалюты, Верховный суд (ВС) РФ указал на возможность ее использования в схемах легализации преступных доходов. В суде настаивают, что не определяют понятие виртуальных активов и не признают их как самостоятельный предмет преступления. Но юристы видят в новом разъяснении ВС РФ тенденцию к признанию криптовалюты частью правового поля.

УГОЛОВНЫЙ ПОДТЕКСТ

В Гражданском кодексе РФ в ближайшее время не появится определение криптовалюты — в подготовленный в Госдуме законопроект о цифровых правах его включать не стали, хотя дискуссия на этот счет была. О том, что в этом нет смысла, говорил и глава Минюста Александр Коновалов. Он считает, что виртуальные активы вполне укладываются в понятие «иного имущества». Есть такой подход и в судебной практике. Например, к такому выводу склонился Девятый арбитражный апелляционный суд в деле о включении содержимого криптокошелька в конкурсную массу физлица-банкрота.

Но то, чему законодатели пока не решаются придать законодательную оболочку, начинает проникать в правовое поле благодаря судебному регулированию и правоприменению, отмечают юристы. Споры, связанные с криптовалютами встречаются и в арбитражных делах, и в гражданских, но на уровень пленума ВС РФ во вторник это понятие вышло благодаря уголовному праву.

Вопросы об оценке сделок с криптовалютами поставили перед ВС РФ суды, рассматривающие уголовные дела о легализации активов, приобретенных преступным путем. В судебной практике стали случаи, когда отмывание криминальных средств происходило с помощью виртуальных активов: в ходе цепочки сделок с ними и превращения их в деньги.

С вопросом легализации средств через биткойн пришлось разбираться суду в Тюменской области, рассказал во вторник журналистам судья ВС РФ Александр Червоткин, выступавший на пленуме в качестве докладчика. По словам А.Червоткина, наркоторговец получил в качестве оплаты биткойн-коды, а затем с помощью нескольких последовательных операций обналичил их через платежные терминалы.

ТЕРМИН БЕЗ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Для регулирования таких ситуаций пленум ВС РФ утвердил изменения в свое «антилегализационное» постановление 2015 года. В них он указал, что «денежные средства, преобразованные из виртуальных активов (криптовалюты), приобретенных в результате совершения преступления» могут выступать «предметом преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 Уголовного кодекса (УК) РФ. Эти статьи предусматривают ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с полученными в результате преступления активами с целью придания им правомерного вида.

Слово «криптовалюта» было произнесено, но разработчики документа всячески подчеркивали, что в нем нет нормативного смысла. Судья-докладчик А.Червоткин говорил, что сама по себе криптовалюта не признается неким легальным инструментом, не считается, в частности, предметом преступления, этот статус есть только у денег, конвертированных из виртуальных активов. «Этим разъяснением мы не пытаемся определить понятие виртуальных активов. Они еще пока законодательно в России не определены», — говорил судья участникам заседания пленума.

А после него объяснял журналистам, что уголовная ответственность предусмотрена именно за преобразование, за отмывание средств, то есть за цепочку операций, призванных ввести преступные активы в легальный оборот, а не за саму по себе криптовалюту. Состава преступления о легализации преступных доходов не было бы, если бы человек просто держал у себя на счету преступные активы, подчеркивал судья.

Более того, он особо отмечал, что упоминание криптовалюты в постановлении дано исключительно с целью толкования уголовно-правовых норм и ни в коем случае не претендует на применение в иных видах судопроизводства.

ОПЕРЕЖАЮЩЕЕ СУДЕБНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Постановление пленума носит, безусловно, охранительный характер, а изменения призваны обеспечить адекватную современным технологическим условиям правовую определенность в вопросах противодействия легализации преступных доходов, констатирует советник коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Армен Джагарян. «Постановление подчеркивает для нижестоящих судов потенциально опасный характер криптовалют при легализации преступных доходов», — добавляет старший юрист адвокатского бюро КИАП Роман Суслов.

Но этим значение документа не ограничивается, чтобы ни говорили разработчики документа, считают эксперты. «Постановление не ставит криптовалюты вне закона, — говорит Р.Суслов. — Можно сказать, что ВС РФ косвенно признает криптовалюты частью правового и экономического поля Российской Федерации, но указывает, что криптовалюта, как и любой другой объект гражданского оборота, может использоваться при совершении преступлений».

ВС РФ идет как бы впереди законодателя и дает важные прогрессивные ориентиры для развития всей правовой системы, говорит А.Джагарян. Это, по его словам, «опережающее судебно-правовое регулирование», косвенный, подразумеваемый правовой эффект которого может означать признание самих по себе виртуальных активов в качестве иного имущества, а операций по преобразованию виртуальных активов в денежные средства — в качестве законных имущественных операций.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Одной из причин для разработки новых разъяснений ВС РФ стали международные обязательства России, в частности 15-я рекомендация межправительственной Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), говорил на заседании пленума судья-докладчик А.Червоткин. ФАТФ рекомендует странам определять и оценивать риски отмывания денег или финансирования терроризма, которые могут возникнуть в связи с разработкой новых продуктов, новой деловой практики, использованием новых или развивающихся технологий.

Но при этом постановление ВС РФ соответствует также осторожному подходу к регулированию криптовалют, сложившемуся в России на настоящий момент, отмечает Р.Суслов. В силу специфики разъяснений суд подходит к проблеме виртуальных активов не комплексно, а лишь с уголовно-деликтной стороны, добавляет А.Джагарян.

ФАТФ между тем выступает за комплексный подход. «22 февраля ФАТФ опубликовала достаточно подробные разъяснения о применении 15-й рекомендации именно к виртуальным активам, в том числе к криптовалютам», — напоминает юрист практики по интеллектуальной собственности и информационным технологиям адвокатского бюро «Качкин и партнеры» Андрей Алексейчук. В этом документе, по его словам, указано, что страны должны рассматривать виртуальные активы как собственность, выручку, фонды, другие активы или другую «соответствующую стоимость».

«Складывающиеся европейские стандарты и рекомендации ФАТФ предполагают интегрированное решение вопросов виртуальных активов, в рамках которого охранительные меры сопровождаются необходимыми регулятивными мерами, чтобы обеспечивалась надлежащая правовая определенность для субъектов правоотношений, бизнеса», — подчеркивает А.Джагарян. По его мнению, видимо, потребуются коррелирующие с новые постановлением разъяснения со стороны ВС РФ по вопросам использования виртуальных активов в гражданском обороте.

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»