Гражданин защищен от изъятия единственного жилья позицией Конституционного суда (КС) РФ, но Верховный суд (ВС) РФ допустил, что возможны ситуации, когда это правило не работает. Злоупотребление правами может лишить человека такого иммунитета. Впрочем, эксперты считают, что это касается исключительных случаев и широкого применения такого подхода ждать не стоит.

Повод высказаться по этому вопросу судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ дал Анатолий Фрущак, задолжавший Александру Кузнецову более 14 млн рублей и всячески пытавшийся спасти от продажи с молотка пятикомнатную трехэтажную квартиру стоимостью порядка 28 млн рублей. А.Фрущак пытался отдавать жилье жене по соглашению о разделе имущества, та дарила ее дочери, а когда суды общей юрисдикции развернули эти сделки, сославшись на злоупотребление правом, то в ход пошло заявление о личном банкротстве.

Когда эта процедура началась, А.Фрущак (Дело № А40-67517/2017) подал заявление об исключении квартиры из конкурсной массы, так как она является единственным жильем. И арбитражные суды трех инстанций его поддержали, сославшись на позицию КС РФ, который подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья, установленный статьей 446 Гражданского кодекса (ГК) РФ.

Однако СКЭС ВС РФ их решения отменила и направила дело на новое рассмотрение. Свои мотивы коллегия объяснила в определении, которое было опубликовано во вторник. Причиной отмены стало поведение должника и то, как его охарактеризовали суды общей юрисдикции еще до начала процедуры банкротства.

Из определения СКЭС ВС РФ следует, что нижестоящие арбитражные суды ошиблись, отвергнув решения судов общей юрисдикции, которые усмотрели злоупотребление правом в организации цепочки сделок со спорной квартирой. Кроме того, арбитражные суды не опровергли довод кредитора о том, что единственной целью банкротства была «попытка обойти вступившие в законную силу судебные решения», подтвердившие законность изъятия квартиры.

ВС РФ намекнул нижестоящим судам, что квартиру надо забирать, и аккуратно указал на преюдицию судов общей юрисдикции (наличие вступивших в силу решений по спорному вопросу — ИФ), говорит советник Федеральной палаты адвокатов РФ Александр Орлов. Преюдиция в рассматриваемом деле сыграла важную, но не определяющую роль, считает партнер «Пепеляев групп» Юлия Литовцева. «Совокупность действий должника и без какой-либо преюдиции красноречиво свидетельствует о злонамеренном характере его действий, которые осуществлялись, в том числе и после инициирования им дела о своем банкротстве», — считает она.

Ключевой элемент аргументации ВС РФ — это запрет на злоупотребление правом, в данном случае со стороны должника, норма ГК РФ, которую партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Максим Платонов называет «каучуковой».

«Квартира может являться формально единственным жильем, на которую не может быть обращено взыскание, но если к этому формальному соответствию привело злоупотребление правом, то в защите единственного жилья может быть отказано», — объясняет руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» АБ КИАП Сергей Попов. Такая позиция допускает право суда исключительно на собственном усмотрению и в отсутствии законодательного регулирования ограничивать конституционные гарантии граждан на жилье, замечает М.Платонов. По его мнению, это неоднозначный — «дискуссионный» — подход.

Эксперты считают, что его применение возможно в исключительных случаях и широкого применения такого подхода ждать не стоит. По мнению М.Платонова, ВС РФ «проявил сдержанность, основав позицию на преюдициальных актах судов общей юрисдикции», а это позволяет сделать вывод, что подход ВС РФ подлежит применению только в исключительных случаях.

Тем не менее, решение ВС РФ по делу А.Фрущака создает существенные риски для состоятельных граждан, оказавшихся в процедуре личного банкротства, например, бизнесменов, поручавшихся по кредитам, которые получали их компании, впоследствии рухнувшие. По мнению Ю.Литовцевой, с высокой степенью вероятности суд удовлетворит заявление кредитора и допустит обращение взыскания на квартиру. А партнер юрфирмы «Юст» Александр Боломатов не исключает, что суд может прекратить производство по заявлению о банкротстве А.Фрущака. Суд может сослаться на то, что заявитель злоупотребляет правом, и вообще не надо было инициировать процедуру банкротства, поскольку ее целью был уход от возможной реализации квартиры, полагает он.

 

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»