Кредитор вправе взыскать с поручителя, а не с самого должника-банкрота мораторные проценты, которые устанавливаются на время процедуры банкротства взамен оговоренных в договоре, следует из опубликованного определения судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) Верховного суда (ВС) РФ. Они представляют из себя пониженную санкцию в размере ставки рефинансирования Центробанка за неисполнение обязательств, заменяющую после начала процедуры банкротства неустойку и штрафы, которые стороны согласовали в договоре.

«Коль скоро при нормальном финансовом положении основного должника (заемщика) поручитель отвечает за неустойки и иные финансовые санкции, следует признать, что в случае банкротства основного должника поручитель продолжает отвечать в части мораторных процентов, заменяющих эти санкции», — говорится в определении СКЭС по спору между ООО «Атлант», входящим в группу «Тэтис кэпитал», и ООО «Стройгазконсалтинг».

СКЭС также отметила, что у поручителя есть право «на суброгацию кредиторского требования в пределах исполненного обязательства в деле о банкротстве должника», он может встать на место кредитора посредством процессуального правопреемства.

Являвшийся при своем основателе Зияде Манасире крупнейшим нефтегазовым подрядчиком в стране с выручкой до 260 млрд рублей, «Стройгазконсалтинг» в какой-то момент потерял контракты «Газпрома». Но сейчас снова их получает, находясь в собственности неизвестных физлиц, доли которых заложены в Газпромбанке.

Судебная тяжба между «Атлантом» и «Стройгазконсалтингом» возникла из-за поручительства последнего за ООО «Орский вагонный завод» (ОВЗ), после того как его приобрели структуры З.Манасира. В 2013 году «Атлант» и ОВЗ заключили мировое соглашение, по которому завод за пять лет частями должен был вернуть кредитору 265 млн рублей с 4,125% годовых. Но ОВЗ полностью не расплатился, в январе 2014 года в отношении него было введено наблюдение, а с октября 2014 года — внешнее управление (сейчас находится в конкурсном производстве).

«Атлант» в двух инстанциях добился взыскания со «Стройгазконсалтинга» как поручителя оставшейся задолженности 54,32 млн рублей и 2,17 млн рублей мораторных процентов. Но кассация их решения отменила, исключив взыскание процентов. По ее мнению, они не тождественны процентам за пользование чужими деньгами, а потому не входят в объем ответственности поручителя перед кредитором, так как это не предусмотрено договором поручительства.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ подтвердила, что выводы первой и второй инстанции были верны, а кассация ошиблась. Арбитражному суду Московского округа нужно было установить, в отношении кого начисляются проценты за пользование чужими деньгами — ОВЗ или его поручителя. Поручитель несет самостоятельную ответственность за несвоевременные платежи, только если санкции прописаны непосредственно в договоре поручительства. В рассматриваемом же деле «Атлант» и «Стройгазконсалтинг» об этом не договорились, а потому предъявить иск к последнему было бы нельзя. По мнению СКЭС, суды первой и апелляционной инстанции верно указали, что «за неправомерное пользование основным должником денежными средствами кредитор вправе претендовать на получение компенсации с поручителя».

 

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»