Сторона договора может отказаться от него, если орган госвласти или местного самоуправления принял даже временные решения, мешающие исполнению контракта, устанавливает проект постановления пленума Верховного суда (ВС) РФ, посвященный применению норм Гражданского кодекса (ГК) РФ о прекращении обязательств. Если же ни одна из сторон не отказалась от договора, но его все равно объективно нельзя исполнить, то запрещается взыскание убытков и неустойки, наложение штрафов или других санкций, следует из документа.

Проект постановления в четверг обсуждался на заседании пленума ВС РФ. Он еще будет дорабатываться, сообщила пресс-служба ВС РФ.

«Если возникшие после заключения договора чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, риск наступления которых не несет ни одна из сторон (непреодолимая сила), в том числе когда такие обстоятельства возникли в связи с принятием акта органа государственной власти и органа местного самоуправления, влекут объективную невозможность исполнения, но носят временный характер, то каждая из сторон обязательства в случае объективной утраты интереса вправе отказаться от договора, в частности, в случаях, когда данные обстоятельства привели к существенной просрочке или с очевидностью приведут к ней в будущем», — говорится в проекте.

Если же ни одна из сторон не заявила об отказе от него, он считается действующим, но ВС РФ считает нужным защитить контрагентов от претензий из-за его неисполнения. «Сторона не обязана возмещать убытки или уплачивать другой стороне суммы иных санкций, вызванные просрочкой исполнения обязательства ввиду непреодолимой силы», — уточняется в проекте.

Оба этих правила, согласно документу, будут действовать, если невозможность исполнения является объективной, когда по независящим от стороны договора обстоятельствам у нее нет возможности исполнить свое обязательство как лично, так и с привлечением к исполнению третьих лиц.

Этот проект разработан на фоне принимаемых государством и на муниципальном уровне мер, направленных на противодействие распространению пандемии коронавирусной инфекции COVID-19. Ранее, в апреле, ВС РФ в специальных «ковидных» разъяснениях уже высказывался на тему исполнения договора, но тогда позиция была несколько иной: все санкции за вынужденное неисполнение запрещаются, но отказаться от договора может только кредитор (сторона, имеющая право требовать выполнения обязательств — ИФ). Теперь это право получают обе стороны.

Однако это не окончательное решение, и должники право на отказ в итоге могут не получить. Во время выступления на заседании пленума ВС РФ в четверг судья ВС РФ Сергей Асташов высказал мнение, что соответствующий пункт документа следует скорректировать. По его мнению, право на отказ от договора вследствие утраты интереса к обязательству, просроченному из-за обстоятельств временного характера, принадлежит не любой стороне, а только кредитору.

Кроме того, ВС РФ дает своего рода рекомендацию на будущее. С учетом принципа свободы договора в проекте предусматривается право контрагентов договориться, например, об «автоматическом прекращении договорных отношений при наличии обстоятельств [непреодолимой силы], либо о прекращении договорных отношений по истечении определенного срока с момента возникновения указанных обстоятельств».

Действующий ГК РФ разрешает прекратить обязательства по договору, если их невозможно исполнить из-за обстоятельств, за которые ни одна из его сторон не отвечает (статья 416 ГК РФ). Так же происходит и в случае, если исполнить договор стало невозможно из-за издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления (статья 417 ГК РФ).

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»