Конституционный суд РФ дал уточнение ряду норм по делам о банкротстве в части порядка взыскания процессуальных издержек с руководителя организации-банкрота при судебных разбирательствах.

Слушание дела о проверке конституционности ряда положений Гражданского кодекса РФ, Налогового кодекса РФ и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» состоялось 22 января 2019 года. Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба гражданина Виктора Нужина — руководителя обанкротившейся компании ООО ССК «СМУ-1».

Арбитражный суд Республики Мордовия в 2009 году по заявлению налоговой инспекции признал банкротом зарегистрированное в Саранске ООО ССК «СМУ-1». Было открыто конкурсное производство, назначен арбитражный управляющий. Имущества организации не хватило для выплаты последнему вознаграждения.

Тогда управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве.

В свою очередь, налоговый орган обратился в суд общей юрисдикции с иском к В.Нужину как к бывшему директору ООО ССК «СМУ-1», потребовав взыскать с В.Нужина убытки, понесенные истцом (налоговым органом). Требования налогового органа были удовлетворены. Впоследствии решение было оставлено без изменения вышестоящими судами.

После вынесения данных решений В.Нужин обратился в КС РФ с целью оспаривания норм, которые он во взаимосвязи считает неконституционными.

По мнению В.Нужина, данные положения в совокупности позволяют взыскивать с руководителя организации-должника (при нарушении им обязанности обратиться с заявлением о признании должника банкротом), судебные расходы, понесенные налоговым органом, инициировавшим дело о банкротстве.

Рассмотрев жалобу, отмечает пресс-служба суда, КС РФ постановил, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов, должников. Меры, предусмотренные законом «О несостоятельности (банкротстве)» и Гражданским кодексом РФ, призваны предотвратить банкротство и восстановить платежеспособность должника, а при признании должника банкротом — обеспечить интересы кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

«Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему возмещаются за счет имущества должника. Однако если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе — уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ). Значит, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, имея в виду, что возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства при недостаточном имуществе должника», — говорится в материалах пресс-службы суда.

При этом суд подчеркивает, что факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

Уполномоченный орган, отметил КС РФ, также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Банкротство — сложный, ресурсоемкий процесс, который не должен возбуждаться лишь формально.

Оценка имущества должника для покрытия расходов, по мнению суда, должна осуществляться не только заявителем, но также арбитражным судом и управляющим. Это предотвращает возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ. Соответственно, возложение этих убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечало бы критериям справедливости и соразмерности. Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя, подчеркивает суд.

На указанных основаниях КС РФ счел дела В.Нужина подлежащими пересмотру.

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»