Если требования кредитора включаются в реестр на основании судебного акта, принятого вне рамок дела о банкротстве, то тогда конкурирующие кредиторы и управляющий должны получить право обжаловать этот акт, говорится в определении Верховного суда (ВС) РФ, опубликованном в картотеке арбитражных дел. Но и в этом случае суд все равно должен проверить обоснованность заявленных требований, причем тщательнее, чем в обычном общеисковом гражданском процессе, считает ВС.

ООО «Санойл» обратилось в Арбитражный суд Москвы, чтобы взыскать с АО «Техногрейд» $7,4 млн долга по договорам поручительства 2011-2012 годов. По данным «Санойла», «Техногрейд», чтобы обеспечить свои кредиты в Московском кредитном банке, заключил договоры о предоставлении услуг возмездного поручительства с ООО «Техно-Парк», «ТехноКомплекс», «Техно-Инвест» и Дмитрием Михеевым, говорится в определении ВС РФ о принятии дела к рассмотрению.

По условиям договоров «Техногрейд» должен был платить поручителям по 1,4% годовых от суммы кредита за все время действия договора. В июне 2016 года ООО «Санойл» (цессионарий) заключило с поручителями договоры цессии, по которым они передали «Санойлу» право требования дебиторской задолженности с «Техногрейда». После этого «Санойл» потребовал у «Техногрейда» исполнить обязательства, но тот отказался. После этого «Санойл» обратился в суд и в сентябре 2016 года выиграл дело.

По мнению суда, представленные доказательства (договоры о предоставлении услуг возмездного поручительства, акты об оказании услуг, договоры цессии с уведомлениями «Санойла» об уступке прав требования, а также акт сверки взаимных расчетов, в котором ответчик подтвердил наличие долга) подтвердили факт и размер долга. Кроме того, суд принял во внимание, что «Техногрейд» не отрицал наличие у него просроченной задолженности и указывал лишь на финансовые затруднения, не позволявшие ее погасить.

В начале 2017 года «Санойл» инициировал в Арбитражном суде Москвы дело о банкротстве «Техногрейда» (Дело № А40-64173/2017). 19 мая 2017 года суд признал заявление «Санойла» обоснованным и ввел процедуру наблюдения, а в сентябре включил в реестр требование Hyundai Corporation. Полагая, что решение суда 2016 года нарушает ее права, Hyundai Corporation оспорила его в апелляции, указав на сомнительность обязательств, положенных в основу судебного акта.

По мнению Hyundai Corporation, эти доказательства достоверно не подтверждали, что долг был. «В суд не представлены первичные документы, которые должны были быть у «Санойла» и которые могли бы подтвердить как наличие правоотношений, так и размер правопритязаний», — отметила корпорация. Она обвинила «Техногрейд» в злоупотреблении правом и распределении конкурсной массы в пользу фиктивного кредитора.

Апелляционный суд исходил из того, что возражения заявителя направлены на оспаривание сделок должника по признакам подозрительности и предпочтительности, но в процедуре наблюдения он не может обжаловать судебный акт по этим основаниям. Суд отметил, что Hyundai Corporation не оспорила договоры на кредит, поручительства и о предоставлении услуг возмездного поручительства в установленном порядке, и отклонил доводы о злоупотреблении правом. Решение устояло в кассации.

Тогда Hyundai обратилась в Верховный суд. По мнению компании, решение суда 2016 года незаконно и бездоказательно. Так, суду не были представлены кредитные договоры и договоры поручительства, заключенные с банком. Кроме того, нет документов, подтверждающих исполнение кредитных договоров как со стороны банка, так и со стороны заемщика, отметила Hyundai. Из-за этого невозможно установить как сам факт предоставления кредитов или намерения их предоставить, так и сведения о параметрах кредитов (сумме, условиях, сроке возврата), а значит, невозможно достоверно установить исходные данные для расчета вознаграждения, которое причиталось поручителям: сумму кредита и период действия поручительства.

По мнению Hyundai, договоры услуг возмездного поручительства сами по себе не могут быть самостоятельным основанием возникновения долга, так как заключены на основании кредитных договоров и договоров поручительства с банком. Кроме того, суды проигнорировали связанность поручителей с «Техногрейдом».

В условиях банкротства должника и высокой вероятности нехватки его имущества для погашения требований всех кредиторов между ними объективно возникает конкуренция по поводу распределения конкурсной массы, указал ВС. По общему правилу требования кредиторов включаются в реестр только после судебной проверки, которая выясняет их обоснованность, состав и размер после представления достаточных доказательств. В делах о банкротстве к кредиторам, заявляющим свои требования, предъявляется, как правило, повышенный стандарт доказывания, но предъявление высокого стандарта доказывания к конкурирующим кредиторам недопустимо, отметил Верховный суд.

Конкурирующему кредитору достаточно заявить убедительные доводы или представить доказательства, подтверждающие существенность сомнений в наличии долга, а вторая сторона должна их опровергнуть, ведь именно у нее есть все доказательства своих правоотношений с должником, говорится в определении.

Если требования кредитора включаются в реестр на основании судебного акта, принятого вне рамок дела о банкротстве, то тогда конкурирующие кредиторы и управляющий должны получить право обжаловать этот акт. Но и в этом случае суд все равно должен проверить обоснованность заявленных требований, причем тщательнее, чем в обычном общеисковом гражданском процессе, считает ВС.

Суд первой инстанции установил долг по оплате поручительства на основании документов, подтверждающих правоотношения между «Техногрейдом» и поручителями, но не наличие кредитов и поручительств, указал ВС. Компания Hyundai указывала на высокую вероятность мнимого характера задолженности, искусственно созданной для неправомерного распределения конкурсной массы. Кроме того, по мнению Hyundai, размер вознаграждений за поручительства исчислялся от срока, в течение которого они действовали, а он зависел от исполнения обязательств по возврату кредита.

«Убедительных пояснений, подтверждающих иной порядок исчисления вознаграждения, в судебное заседание не представлено. Реальность правоотношений и размер правопритязаний могли быть подтверждены кредитными договорами и документами об исполнении кредитных обязательств, а также договорами поручительства, заключенными с банком. Стороны сделки должны располагать этими документами, а общество «Санойл» как осмотрительный цессионарий должно было озаботиться получением этих документов для подтверждения качества приобретенного права требования. Следовательно, для последнего не вызывало затруднений представить их в суд», — констатировал Верховный суд. Но сведений, достоверно подтверждающих заключение и исполнение кредитных договоров и договоров поручительства с банком, в материалах дела нет, указал он.

По мнению ВС, апелляционный суд оставил без внимания разумные, обоснованные и убедительные доводы Hyundai. «Выводы апелляционного суда в целом касались оспаривания действительности сделок, в то время как позиция компании Hyundai строилась на недостоверности доказательств и недоказанности совершения сделок как таковых. Окружной суд не исправил (эти) ошибки», — говорится в определении.

Вопреки доводам «Санойла», именно он должен был доказать законность задолженности, посчитал Верховный суд. ВС отменил решения апелляции и кассации и вернул дело на новое рассмотрение в апелляцию, указав, что при новом рассмотрении суду следует оценить доводы Hyundai.

 

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»