Признание действий арбитражных управляющих неправомерными влечет их ответственность за убытки или субсидиарную ответственность, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ по делу Михаила Василеги и Эмина Мацаева. Профессиональное сообщество вряд ли готово к такому строгому подходу, считают эксперты, тем более что и срок давности рискует стать сильно растяжимым.

Эти правовые позиции появились благодаря арбитражным управляющим небольшого чувашского предприятия, занимавшегося пошивом спецодежды — ЗАО «Рассвет». Один из них — Михаил Василега — в 2012 году распределил между частью кредиторов 100 млн рублей, поступивших в конкурсную массу от продажи активов предприятия-банкрота, хотя у него образовывалась текущая задолженность по НДС в размере 17 млн руб. (по закону она должна была быть погашена в первую очередь). Представитель ФНС требовал отстранить М.Василегу, но суд освободил его от должности арбитражного управляющего по собственному желанию.

От второго — Эмина Мацаева — кредиторы «Рассвета» требовали принять меры для минимизации последствий нарушений его предшественника. Но он не нашел другого способа, как подать иск о взыскании с компаний, получивших деньги от М.Василеги, 17 млн руб. в виде неосновательного обогащения. Суды резонно отметили, что у «Рассвета» была задолженность перед этими компаниями, поэтому о неосновательном обогащении речи идти не может. Этот иск был отклонен, а ничего нового Э.Мацаев не предпринял.

Действия М.Василеги и Э.Мацаева суды квалифицировали как ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей. Но когда налоговые органы попытались взыскать с управляющих 17 млн рублей в виде убытков, то Арбитражный суд Чувашской республики и две вышестоящие инстанции эти требования отклонили.

М.Василега, по их мнению, действовал «в условиях правовой неопределенности». Что касается Э.Мацаева, суды сочли, что то между его действиями — выбором ненадлежащего способа защиты — и негативными последствиями для казны нет причинно-следственной связи. По мнению всех трех инстанций, не доказано, что другие действия управляющего позволили бы вернуть спорные деньги в конкурсную массу.

Но судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ, куда дело попало по жалобе чувашского управления ФНС, с выводами нижестоящих судов не согласилась. Эти выводы, по сути, противоречат позиции судов, признавших работу конкурсных управляющих ненадлежащей, констатировала коллегия, хотя должно быть ровно наоборот: установленные в предшествующих процессах обстоятельства имеют преюдициальное значение (не требуют новых доказательств — ИФ) для дальнейшего разбирательства. «Выводы судов о недоказанности противоправности поведения ответчиков направлены на пересмотр [ранее сделанных] выводов, что недопустимо», — говорится в судебном акте, опубликованном в картотеке арбитражных дел.

В ситуации, когда нарушения арбитражных управляющих признаны, ответственность наступает автоматически — предыдущие решения судов сформировали соответствующую презумпцию, следует из определения СКЭС ВС РФ. Не налоговым органам нужно было доказывать наличие причинно-следственной связи между действиями арбитражных управляющих и потерями казны, а от М.Василеги и Э.Мацаева требовалось опровергать упомянутую выше презумпцию.

СКЭС ВС РФ отправила дело на новое рассмотрение, отметив, что лежащие в основе требований налоговиков незаконные действия арбитражных управляющих позволяют применить к ним правила о солидарной ответственности.

СРОК БЕЗ ДАВНОСТИ

Вторая важная позиция, которую СКЭС ВС РФ высказала в деле М.Василеги и Э.Мацаева, касается срока давности. Нижестоящие инстанции, вставая на сторону арбитражных управляющих, констатировали, что трехлетний срок истек, так как его нужно отсчитывать с конца 2012 года, когда налоговики узнали о реализации имущества банкрота и распределении средств. ВС РФ с этим не согласился.

 

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»