Размер вознаграждения за банковскую гарантию может быть снижен в случае несостоятельности банка-гаранта, следует из опубликованного определения судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда (ВС) РФ. Дисконт будет зависеть, в частности, от того, сколько реально сможет получить по ней бенефициар из конкурсной массы банкрота.

К такому выводу коллегия пришла, рассматривая спор между конкурсным управляющим обанкротившегося Альта-банка — Агентством по страхованию вкладов (АСВ) и ООО «Коралл». АСВ пыталось взыскать с ООО «Коралл» 177 тыс. рублей, недоплаченных за банковскую гарантию. Эта сумма представляла собой три ежемесячных платежа, которые «Коралл» отказался вносить после отзыва лицензии у банка в феврале 2016 года. До этого компания исправно платила с декабря 2014 за гарантию на сумму в 38,58 млн рублей. Она была оформлена в пользу управления делами правительства Тюменской области для обеспечения исполнения обязательств по контракту на выполнение строительно-монтажных работ.

Три нижестоящие инстанции отказали в удовлетворении требований АСВ, взыскав с компании лишь 22 тыс. рублей вознаграждения за 7 дней действия гарантии в феврале 2016 года, когда лицензия у Альта-банка еще была. Они решили, что с момента отзыва лицензии банк не мог исполнять свои обязательства по договору — провести выплаты бенефициару непосредственно по первому требованию, то есть гарантия утрачивала свой статус обеспечительного платежа. Для получения средств бенефициару нужно было бы включиться в реестр требований кредитора банка. Соответственно, кредитная организация не вправе требовать вознаграждение за услугу, исполнение которой невозможно в силу законодательного запрета. Арбитражный суд Омской области указал, что после отзыва лицензии отношения сторон по банковской гарантии «теряют всякий смысл».

В ходе заседания в ВС РФ представители АСВ настаивали, что банковская гарантия продолжает действовать и после отзыва лицензии у кредитной организации. Законодательство не предусматривает такого основания для прекращения действия гарантии, как отзыв лицензии у банка, меняется только порядок ее исполнения, говорили они.

С этими доводами согласилась судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ. Она назвала выводы нижестоящих судов «ошибочными» и отправила дело на пересмотр, следует из мотивированного определения. «Отзыв у банка лицензии на осуществление банковских операций и признание банка несостоятельным (банкротом) законом о банкротстве и законом о банках не признаются основанием прекращения обязательств банка перед кредиторами», — говорится в документе.

В нем коллегия также обратила внимание на право бенефициара получить выплату в рамках процедуры банкротства. По ее мнению, частичное удовлетворение требований и с нарушением сроков также «не означает, что банковская гарантия полностью утратила свое назначение».

Однако эти обстоятельства свидетельствуют о снижении эффективности банковской гарантии. Коллегия со ссылкой на статью 328 Гражданского кодекса РФ напомнила, что вторая сторона договора вправе приостановить исполнение своих обязательств или отказаться от них в части, соответствующей не полученной по соглашению.

Потому «судам следовало дать оценку эквивалентности предоставленного банком исполнения и встречного исполнения со стороны общества», указала коллегия. Она обратила внимание, что ранее гарантия «определенное время полноценно выполняла свою обеспечительную функцию».

Коллегия ВС РФ написала, что в рассматриваемом споре судам следовало предложить сторонам «представить доказательства в подтверждение (опровержение) такой эквивалентности». Также суды могли «при необходимости привлечь специалистов либо назначить по делу судебную экспертизу для определения экономической эффективности выданной банком гарантии на протяжении всего периода ее действия и соответствующего денежного эквивалента за ее предоставление», говорится в определении.

БЕЗ ЭКСПЕРТИЗЫ НЕ ОБОЙТИСЬ

Юристы называют решение ВС РФ ожидаемым. ВС РФ постарался найти справедливый баланс интересов банка-гаранта, принципала и бенефициара по банковской гарантии, считает юрист из юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов.

Он отмечает, что банкротство гаранта означает, что с высокой долей вероятности банк не сможет полностью выполнить свои обязательства перед принципалом и бенефициаром. Потому возникает вопрос, насколько это справедливо, взыскивать с принципала вознаграждение в полном объеме, тогда как гарантия уже не покрывает всех требований, которые могут быть к нему предъявлены бенефициаром по гарантии.

«На этот нюанс и обратил внимание ВС РФ, указав, что сумма вознаграждения, причитающегося банку-гаранту, подлежит снижению пропорционально тому, какой процент требований бенефициара по гарантии может быть удовлетворен из конкурсной массы банка», — говорит С.Морозов.

Партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев отмечает, что по мнению ВС РФ, судам следовало определить прогнозную величину возможного исполнения требования со стороны банка и установить справедливый размер встречного исполнения со стороны его клиента. По его мнению, судам будет сложно воплотить эту идею в реальность, и без экспертизы дело не обойдется.

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»