Продукция предприятий-банкротов, выпускающаяся в рамках текущей деятельности, вопреки позиции ФНС, должна облагаться НДС, следует из определения судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) Верховного суда (ВС) РФ по делу новокузнецкого ООО «Центральная ТЭЦ» (ЦТЭЦ). Несостоятельные организации должны иметь право также на соответствующие вычеты — об этом говорят и точное толкование закона о банкротстве, и сама природа такого налога, как НДС, и принцип равенства между одинаковыми экономическими результатами и их налоговыми последствиями.

Разбирательство между ЦТЭЦ и ИФНС по Центральному району Новокузнецка возникли из-за отказа последней возместить предприятию 12,66 млн рублей НДС за II квартал 2016 года. Основанием стало то, как ФНС понимает подпункт 15 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса (НК) РФ, который устанавливает, что реализация имущества и имущественных прав организаций-банкротов не подлежит обложению НДС. Значит, в отношении связанных операций не действуют и правила по возмещению налога в цепочке контрагентов.

Налоговики считали, что это исключение распространяется не только на те активы, которые включены в конкурсную массу и должны распродаваться в ходе конкурсного производства, но и на продукцию, которую несостоятельное предприятие продолжает выпускать в ходе текущей деятельности после признания его банкротом. Причем не распространяется только на товары, но не на работы или услуги — они должны облагаться НДС по общим правилам, говорилось в письме ФНС № СД-4-3/15110@ от 17 августа 2016 года.

И раз продукция ЦТЭЦ — пар и горячая вода (тепловая энергия) — являются товаром, то из числа объектов налогообложения по НДС они должны быть исключены, решили налоговики.

СКЭС ВС РФ с этим подходом не согласилась. Прежде всего коллегия констатировала, что понятия «реализация товаров» и «реализация имущества должника», используемые в статье 146 НК РФ, не являются тождественными, а глава 21 Налогового кодекса вообще не содержит определения «реализация имущества должника». Это создает необходимость разъяснить не сочетающиеся между собой нормы, и, согласно сформулированной еще в 1999 году позиции высших судов, для правильного судебного толкования следует обращаться к закону о банкротстве.

В нем есть норма, которая добавляет ясности. Пункт 6 статьи 139 устанавливает, что правила продажи имущества должника не распространяется на случаи реализации продукции, изготовленной в процессе текущей хозяйственной деятельности.

Сопоставив содержание этой нормы с процессом модификации налогового законодательства в 2011-2015 годах в части порядка уплаты НДС организациями-банкротами, судьи ВС РФ пришли к выводу, прямо противоположному позиции ФНС. «Под реализацией имущества должника понимается продажа имущества, входящего в конкурсную массу, за исключением продукции, изготовленной должником в процессе своей текущей хозяйственной деятельности», — говорится в кассационном определении, опубликованном в картотеке арбитражных дел.

Дополнительным аргументом в пользу такого заключения для СКЭС ВС РФ стала и природа НДС, который является косвенным налогом, взимаемым на каждой стадии производства и реализации товаров, работ и услуг — исходя из добавленной стоимости. Исключение из этой операционной цепочки предприятия-банкрота приводит, по мнению коллегии, к «необоснованному получению государством НДС как с поставщиков, так и с покупателей, которые не могут предъявить налог к вычету».

Против логики ФНС и Арбитражного суда Западно-Сибирского округа, который поддержал службу, отменив принятые в пользу ЦТЭЦ акты нижестоящих инстанций, говорит и сам подход, изложенный в письме №СД-4-3/15110@, следует из кассационного определения. И у ФНС, и у окружного суда товары в контексте обложения НДС противопоставляются работам и услугам.

Однако такой подход «приводит к выборочному исключению из объекта налогообложения операций», совершаемых организациями-банкротами, их части — в зависимости от типа договорных отношений с покупателями (по реализации товаров либо по выполнению работ или оказанию услуг). Это нелогично, следует из определения СКЭС ВС РФ. «Одинаковые экономические результаты деятельности организации-банкрота не должны влечь различные налоговые последствия», — говорится в кассационном определении.

Не помог налоговикам и тот факт, что другая коллегия ВС РФ — по административным делам — уже признавала действительным упомянутое письмо ФНС по результатам рассмотрения административного искового заявления ФГУП «Машиностроительный завод имени Дзержинского». СКЭС ВС РФ отклонила ссылку налоговиков на итоги того процесса. «При вынесении [этого] решения ВС РФ пришел к выводу о том, что [спорное] письмо не обладает нормативными свойствами, и констатировал, что по своему содержанию [этот документ] не вышел за пределы буквального смысла подпункта 15 пункта 2 статьи 146 НК РФ, но не предрешал вопрос о том, является ли такое толкование закона надлежащим», — говорится в кассационном определении.

СКЭС ВС РФ не стала отправлять дело на новое рассмотрение — все его обстоятельства ясны. Коллегия отменила постановление окружного суда и оставила в силе акты Арбитражного суда Кемеровской области и Седьмого арбитражного апелляционного суда, признавших, что ЦТЭЦ имеет право на возмещение НДС.

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»